TG Telegram Group Link
Channel: Маска
Back to Bottom
Запущенная Офисом Президента кадровая чистка в высшем военном руководстве страны сопровождается его дискредитацией. Это делается для того, чтобы, во-первых, предотвратить появление фигуры, способной составить политическую конкуренцию Президенту Владимиру Зеленскому или возглавить захват власти. Во-вторых, сам способ проведения кадровых чисток выстроен таким образом, что смещение должно выглядеть, как отклик Зеленского на требование общественности разобраться с плохими руководителями ВСУ. Но подвергать их жёсткой критике ни Зеленский, ни функционеры Офиса Президента не хотят, потому что это сопряжено с определёнными репутационными рисками. Поэтому критика поручена подконтрольным рупорам, одним из которых является Марьяна Безуглая. Чтобы легитимизировать публичную порку неугодных Зеленскому военноначальников и развеять опасения украинцев, что это может ударить по боеспособности ВСУ, через Безуглую запущен нарратив, что критика не подорвёт доверие и уважение к руководству ВСУ, поскольку доверия и так уже нет: «У них уже давно нет уважения к генералитету. К абсолютному большинству генералитета. Это не изменить». Таким образом Офис Президента, пытаясь зачистить представителей высшего военного руководства, способных претендовать на власть, подрывает доверие солдат как к самому руководству ВСУ, так и к его операциям. Это неминуемо породит саботаж и упадок боевого духа. Но Офис Президента считает для себя вполне приемлемым получить политическое усиление за счёт ослабления боеспособности ВСУ.
Под давлением Запада Зеленский продолжает менять свою переговорную позицию. Теперь он готов начать договариваться с РФ о завершении войны без предварительного вывода российских воск с территории Украины. Прямых заявлений об этом пока нет, но общественное мнение к таким изменениям Офис Президента уже готовит.

30.06.2024 Президент Владимир Зеленский
в интервью колумнистке «The Philadelphia Inquirer» Труди Рубин, среди задач Украины на этот год, назвал следующие: «Мы должны выстоять, и это очень важно, и должны максимально ослабить врага для того, чтобы до момента переговоров они не были на той самой волне, сверху, о которой я говорил вам в начале нашего интервью». Тем самым Зеленский подтвердил, что на данном этапе отказывается от своего категорического условия, согласно которому мирные переговоры с РФ возможны только после полного вывода российских войск со всей территории Украины, о чём он заявлял:
17.06.2023 на пресс-конференции с делегацией лидеров африканских стран: «Сегодня я четко сказал неоднократно на нашей встрече — допустить любые переговоры с Россией сейчас, когда оккупант на нашей земле — значит заморозить войну, заморозить боль и страдания. Россия долго пыталась обмануть всех с «Минском». Очевидно, что Россия пытается сейчас вернуться к своей старой примитивной тактике обмана. Но обмануть мир у России больше не получится. Обмануть Украину точно невозможно. Еще раз подчеркну: нужен реальный мир, а значит — реальный вывод российских войск со всей нашей независимой земли».
31.03.2023 во время совместной с лидерами Молдовы, Словакии, Словении и Хорватии пресс-конференции по итогам Бучанского саммита, который прошел в Киеве: «Да, конечно, будет фиксация окончания войны. Но только за этим большим столом, там, где будут порядочные сидеть государства. Представитель Российской Федерации, мне очень сложно, кто на то время будет представителем Российской Федерации, который без боя, сначала, выведет все войска с нашей территории, тогда начинается дипломатический формат».
Политолог Руслан Бортник считает, что события для Украины развиваются по фатальному сценарию и Офису Президента пора заканчивать конфликт, но сделать это нужно идеологически грамотно, через объявление победы: «Время объявить победу. Тем более что принципиально, стратегически, это действительно так. А тактически, что касается территории, людей… за них надо бороться другими политическими и дипломатическими путями. Время объявлять победу. Иначе в следующую победу, победу, которую мы попытаемся объявить через год, поверит ещё меньше людей».

У Офиса Президента дилемма: пойти на огромные политические риски, но договориться о завершении войны, тем самым оградив Украину от фатального сценария, либо же попытаться переломить ситуацию, чтобы снова оказаться в сильной позиции и начать требовать возврата границ 1991 года. Если Офису Президента не удастся пресечь фатальный сценарий, то "договариваться" всё равно придётся, только на куда более худших условиях, поэтому оформить завершение войны путём объявления победы Украины будет значительно сложнее, потому что в победу поверит гораздо меньше людей, чем сейчас, и вероятность острого политического кризиса существенно увеличится. А пока у Офиса Президента есть надежда, что большинство украинцев воспримет аргументы, что завершение войны при сохранении государства и нации, а также получении гарантий безопасности, является победой. При этом людям расскажут, что территории можно вернуть позже, исключительно дипломатическим путём. Правда, в уравнении идеологов Офиса Президента остаётся непонятной одна деталь: почему Россия должна согласиться завершить войну на "нынешних позициях", невзирая на то, что ситуация в оборонно-промышленном комплексе и на поле боя развивается в её пользу?
Первый заместитель пресс-секретаря Госдепа США Ведант Патель отреагировал на предложение Премьер-министра Венгрии Виктора Орбана сначала прекратить огонь, а затем вести переговоры о мире с Россией, которое он сделал Президенту Владимиру Зеленскому: «Мы и НАТО чётко заявили, что здесь на самом деле только одно решение: Российская Федерация просто должна выйти с территории Украины… Я оставлю право соответствующим странам говорить о своей политике, но мы четко заявили партнерам и союзникам по всему миру, что любое государство, имеющее влияние или играющее определенную роль, должно приложить все усилия, чтобы обеспечить полный выход России из Украины».

"Ястребы" США хотят повысить градус эскалации на Украине, и специально для этого пытаются реанимировать уже практически переставшее быть доминирующим в мирровой повестке и заявлениях Офиса Президента требование, что Россия должна вывести свои войска со всей территории Украины. Это делается для того, чтобы позиции сторон оставались непримиримыми, и они исключили даже саму возможность проведения мирных переговоров, рассматривая продолжение войны в качестве единственной альтернативы своих дальнейших действий.
Media is too big
VIEW IN TELEGRAM
Президент Владимир Зеленский в интервью Bloomberg: «Если мы говорим о каких-то изменениях касательно наших территорий, это изменения Конституции, и это преступление. И поэтому, если нам предлагают немецкую модель или ещё какую-то, или корейскую… в любом случае нужно понимать, что нам предлагают, кто нам предлагает, для чего это делается, а после этого понять мнение всех нас, не только моё, а прежде всего всего общества. Потому что общество, народ Украины, является собственником Украины».

Зеленский деликатно допускает сценарий, что вопрос территориальных уступок России вынесут на всеукраинский референдум или какой-нибудь соцопрос. Делает он это для того, чтобы провести зондаж податливости общества к территориальным уступкам, накануне возможного принятия Офисом Президента предложенного Путиным варианта завершения конфликта путём учёта сложившихся
на земле реалий. Если податливость общества "подтвердится", то Зеленский сможет уступить Путину территории, не опасаясь обвинений в капитуляции.
На совместной пресс-конференции с Премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном Президент РФ Владимир Путин дал свою оценку готовности Офиса Президента к политико-дипломатическому урегулированию конфликта на Украине: «Как нам видится положение дел, в том числе и с учётом услышанного сегодня от господина Премьер-министра, в Киеве всё ещё не готовы отказаться от идеи ведения войны до победного конца». Этот нарратив позволяет Кремлю в случае необходимости объяснить внутренней и внешней аудитории, почему так и не началось политико-дипломатическое урегулирования конфликта на Украине: Переговоров нет, потому что Киев всё ещё намерен воевать до конца. Что касается идеи Орбана, прекратить огонь на время ведения переговоров, то более внятно по данному вопросу Путин высказался, отвечая на вопросы журналистов после саммита ШОС: «Просто сейчас взять и объявить о прекращении огня, в надежде на то, что обратная сторона предпримет какие-то позитивные шаги, мы просто не можем. Это первое. Второе. Нам нельзя допустить, чтобы после прекращения огня этим прекращением противник воспользовался для того, чтобы улучшить своё положение, довооружиться, доукомплектовать с помощью насильственной мобилизации свою армию и быть готовым к продолжению вооружённого конфликта. Нам нужно добиться того, чтобы противная сторона согласилась предпринять такие шаги, которые являлись бы необратимыми и были бы приемлемыми для Российской Федерации». Новизна данного заявления заключается в том, что в риторике Кремля появилось требование, чтобы действия Киева по снижению своих наступательных возможностей были необратимыми. Этим нововведением Кремль, во-первых, страхуется от возобновления вооружённого конфликта, на случай если придётся подписывать договорённости по урегулированию конфликта, а, во-вторых, если договорённости будут противоречить интересам РФ, создаёт себе дополнительную причину для отказа от подписания, под предлогом того, что предпринятые Киевом шаги в военной сфере не являются необратимыми и угроза продолжения боевых действий всё ещё очень высока.
На сайте Президента Владимира Зеленского подписанное с Премьер-министром Польши Дональдом Туском Соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности и обороны между Украиной и Республикой Польша подаётся как документ, в котором, в отличие от других подписанных соглашений о безопасности, впервые предусмотрена возможность перехвата Польшей российских ракет и дронов в воздушном пространстве Украины, если они выпущены в направлении Польши. Но в самом тексте Соглашения сказано, что эта возможность находится в начальной стадии обсуждения и ни о каком прямом участии Польши в защите воздушного пространства Украины речи не идёт: «Участники согласны с необходимостью продолжения двустороннего диалога и диалогов с другими партнёрами, направленных на изучения обоснования и целесообразности возможного перехвата в воздушном пространстве Украины ракет и дронов, выпущенных в направлении Польши».

Несмотря на то, что Офис Президента преувеличил успешность Зеленского, выдав желаемое за действительное, такие формулировки указывают на последовательные и системные действия, направленные на втягивание стран НАТО в обеспечение защиты воздушного пространства Украины, чтобы, во-первых, получить периметр безопасности над Западной Украиной и размещать там военные производства, учебные центры, склады вооружений и горюче-смазочных материалов, а также воинские части, не опасаясь российских ракет (кроме гиперзвуковых Кинжалов и Цирконов) и беспилотников, а, во-вторых, создать прецедент прямого участия страны НАТО в перехвате российских ракет и беспилотников в воздушном пространстве Украины, который Офис Президента попытался бы использовать для запуска процесса втягивания стран НАТО в прямое участие в конфликте на Украине. А это могло бы изменить баланс сил в пользу Украины.
На совместной пресс-конференции с Премьер-министром Дональдом Туском Президент Владимир Зеленский: «Могут посредниками [между Украиной и Россией — прим. ред.] быть только серьёзные сильные союзники. Весь мир может заставить Россию остановить эту войну. Это не про посредничество. Это про возможности. У тебя должна быть экономика, которая влияет на Россию, или Россия и Путин зависят от этого. Или у тебя очень мощная армия, которую боится Путин, которая сильнее, чем российская. Много ли таких стран в мире? Немного. Я думаю, что Соединённые Штаты Америки такая страна. Я думаю Китай такая страна. И я думаю Евросоюз, не какая-то одна страна в ЕС, нет, а весь Евросоюз. Это действительно может быть такая посредническая миссия».

Зеленский перестал заявлять о возврате границ 1991 года, и теперь он говорит о том, что весь мир может заставить Россию остановить войну. Сказано хоть и аккуратно, чтобы не злить национал-патриотов, но вполне в духе новой риторики Офиса Президента, которая является подготовительным этапом после которого, в случае провала ещё одного контрнаступления, общественное мнение одобрит переговоры с Россией, забыв, что Зеленский многократно заявлял, что начнёт переговоры только после того, как Россия выведет свои войска со всей территории Украины, и согласится на остановку войны, отложив на неопределённый срок возврат границ 1991 года.
Media is too big
VIEW IN TELEGRAM
На 75 юбилейном саммите НАТО в Вашингтоне Президент Владимир Зеленский ответил журналисту, является ли сейчас для него целью возврат всей территории Украины в границах 1991 года или есть какое-то переговорное решение, позволяющее завершить войну: «Когда вы говорить о территориях, то вы должны понимать, что, прежде всего, нам нужно спасти людей, государство, и мы не члены НАТО, у нас нет такого зонтика и поэтому нам нужно, чтобы Рутин проиграл, мы не хотим, чтобы он был на нашей территории, потому что в любом случае это замороженный конфликт и это вопрос лет, когда он снова придёт с вторжением, а он это сделает».

Зеленский продолжает менять свою переговорную позицию касательно завершения конфликта на Украине, выдвигая в качестве главного приоритета не возврат границ, а спасение людей и государства. Что касается изгнания российских войск со всей территории Украины, то это уже не цель, а декларируемое желание, которое выпадает из актуальной повестки дня и перестаёт быть руководством к действию.
Замглавы МИД РФ Андрей Руденко на площадке дискуссионного клуба «Валдай» сообщил, когда могут начаться украино-российские переговоры: «Я бы не стал строить каких-то дедлайнов или обозначать сроки. Позиция президента ясна: переговоры состоятся тогда, когда к этому будет готова Украина и когда она займет реалистичную позицию. То, что сейчас предлагается украинскими властями, находящимися под внешним управлением, конечно, не является основной для каких-то серьезных разговоров».

Кремль продолжает гнуть свою линию, ясно давая понять всем заинтересованным сторонам, что не отступит ни на йоту от озвученного Путиным "минимального пакета" условий, после выполнения которых может начаться политико-дипломатическое урегулирование конфликта в Украине. В тоже время, Зеленский демонстрирует изменение своей переговорной позиции, надеясь, что ему удастся провести успешное контрнаступление и вернуться к прежней жёсткой риторике, говоря, что конфликт с Россией закончится только тогда, когда удастся вернуть все территории Украины в границах 1991 года. В любом случае для Зеленского окончание войны путём территориальных уступок чревато потерей власти, поэтому он, видя, что все территории вернуть нельзя, заинтересован не в окончании войны, а в её продолжении. И чтобы война продолжалась, Зеленский готов, в том числе, менять ставшую сейчас токсичной риторику на более приемлемые для Запада и украинцев лозунги, заявляя, что главное в конфликте не возврат границ образца 1991 года, а спасение людей и государства. Но ситуация меняется и количество сторонников завершения войны путём территориальных уступок среди Западных партнёров и украинцев растёт. Стало быть, без успехов на фронте начало переговоров становится всего лишь делом времени и изменение переговорной позиции на словах рано или поздно превратится в полноценное изменение переговорной позиции на практике.
Media is too big
VIEW IN TELEGRAM
Жёсткие наказания за приобретающее всё более массовый характер сопротивление ТЦКашному террору, которое местами перерастает в бунт и регулярный поджёг автомобилей, не срабатывает. Поэтому Офис Президента запустил антикриз и начал через "независимых" экспертов продвигать нарратив, что оказывать сопротивление абсолютно бесполезно, поскольку победить всё равно не удастся, потому что репрессивная машина обязательно всех раздавит и единственное, чего добьются сопротивляющиеся, так это сломают собственную жизнь, получив огромные тюремные сроки.
Воздушные Силы ВСУ частенько жульничают со статистикой работы ПВО. Когда им приходится объяснять, как же так вышло, что всё сбили, а есть разрушенные или повреждённые объекты, обычно они говорят, что объекты были уничтожены или получили повреждения, потому что на них упали обломки сбитых российских ракет или дронов. Многие об этом и так догадывались, но никто из официальных лиц факт жульничества никогда не подтверждал. И вот теперь Заместитель главы парламентского Комитета по вопросам национальной безопасности, обороны и разведки Марьяна Безуглая подтвердила, что Воздушные Силы ВСУ "слегка" преувеличивают успешность украинской ПВО.

Безуглая:
Цитата военных: [Руководство — прим. ред.] не интересуют причины, почему не сбили дроны, ему «главное — получить от подчинённых доклад: «Всё сбили». В тоже время эти дроны уничтожают нашу энергосистему. Например, когда дрон попал в объект, говорим, что это обломки. Цитата военных: «Очковтирательство»».
This media is not supported in your browser
VIEW IN TELEGRAM
Генеральный директор Киевского международного института социологии (КМИС) Владимир Паниотто: «Продолжают 70% говорить, что готовы выносить тяготы войны столько, сколько нужно. Ранее было около 80%, сейчас 70%, но в последний год этот показатель не изменился. Доверие к Президенту падает, но довольно постепенно», сейчас оно составляет 59%

От Офиса Президента пошла социология, призванная оправдать консервацию нынешнего курса на том основании, что подавляющее большинство украинцев согласно терпеть сложившиеся реалии столько, сколько потребуется, а львиная доля из них продолжает доверять Президенту. Благодаря такой социологии Офис Президента может заявить, что действия власти одобрены большинством, и поэтому менять в стране ничего не нужно, а можно и дальше продолжать нарушать права и свободы граждан Украины.
Покушение на Дональда Трампа, несомненно, выводит его в число непререкаемых лидеров президентской гонки. Промахнувшийся в него стрелок, скорее всего, дилетант-одиночка. Почему я полагаю, что стрелок действовал самостоятельно? Если бы это было не так и за ним стояли конкуренты Трампа, то они не могли не знать, какими фатальными последствиями для демократов обернётся неудачное покушение. Проще говоря, стрелка бы не выпустили на позицию одного, у него бы обязательно была подстраховка, потому что со времён убийства Джона Кеннеди устранение президентов с помощью снайпера в США отработано на высочайшем уровне. Обычно для этого берут примелькавшегося "психа", снабжают орудием убийства и выводят на заранее подготовленную позицию, где его страхуют несколько снайперских пар, чтобы в случае промаха довести начатое до конца, тем самым исключив элемент случайности, который позволит несостоявшейся жертве покушения существенно увеличить свою популярность. Затем, со стрелком что-то случается. Например, его убирает разгневанный гражданин, как это сделал Джек Руби застрелив Ли Харви Освальда. После неудачного покушения шансы демократов победить Трампа стремятся к нулю, и им придётся на это как-то реагировать. И теперь вероятность того, что Трамп станет жертвой действительно подготовленного покушения, существенно возрастает.
Продолжая попытки втянуть Польшу в защиту воздушного пространства Западной Украины, Президент Владимир Зеленский начал шантажировать наших западных соседей, которые хранят газ в украинских Подземных хранилищах (ПХГ), чтобы они поддержали использование НАТОвского ПВО для перехвата российских ракет и дронов, летящих над Западной Украиной, а также лоббировали военные интересы ПВО ВСУ, иначе в отопительный сезон они могут остаться без газа: «Я считаю, что это было бы справедливо, чтобы для безопасности и западной части нашего государства, там, где газохранилища, и для Польши, так как это одно и то же направление российской ракеты, я считал, что это абсолютно справедливо, если Польша будет нам помогать сбивать ракеты, которые идут именно в направлении Польши. Мы говорим именно об этом направлении, направлении газохранилищ Украины, куда часто прилетает. Интересно, что есть страны, вы знаете, скептики в НАТО в принципе к нам, так вот очень важно, что газом этим, который в нашем газохранилище, пользуются именно эти страны. Вот это интересно. И мне кажется, что вот этот скепсис стран должен уменьшиться, потому что если мы не защитим наши газохранилища, то эти страны в отопительный сезон останутся без газа».

По замыслу Офиса Президента метод "подталкивания" наших западных соседей к нужным решениям предельно прост: После очередного прилёта Нафтогаз объявит ремонт компрессорных станций ПХГ, которые, конечно же, получат повреждения российскими ракетами и дронами по причине нехватки систем ПВО и отсутствия решения стран НАТО использовать своё ПВО для защиты воздушного пространства Западной Украины. После чего, европейские пользователи украинскими ПХГ, не желая в разгар отопительного сезона оказаться без газа, начнут с небывалым энтузиазмом выбивать системы ПВО для Украины.
Литва с сентября текущего года по просьбе Киева закроет программу получения высшего образования для прибывающих с Украины беженцев, но продолжит возмещать стоимость обучения тем из них, кто уже поступил в литовские ВУЗы. Министерство образования, науки и спорта Литвы так прокомментировало данное решение изданию «LRT»: «Все меры помощи украинским гражданам, проживающим в Литве, мы организуем в соответствии с потребностями украинского государства, в сотрудничестве, не поощряя утечку мозгов с Украины. Это желание украинской стороны. В Украине есть высшие учебные заведения, необходимости переводить учёбу куда-либо на данный момент нет».

Кредо нашего государства: Мы не создаём для вас возможности, мы их у вас забираем.
Президент Владимир Зеленский рассказал, каким Офис Президента видит окончание войны: «И поэтому, когда мы говорим, а что Украина, а как вы видите? Как мы видим? Ну, мы то знаем, как мы видим, но не всё от нас зависит. Мы будем видеть окончание войны так, как должно быть справедливым. А здесь зависит не только от нас. Эта справедливость, видите, она держится не только на людях и на нашем желании, а ещё на финансах, на оружии, на политической поддержке, на единстве в ЕС, в НАТО, в мире».

Отличный нарратив, позволяющий Офису Президента объяснить "любой" финал войны: Мы хотели завершить войну с максимально справедливым результатом, но это не только от нас зависело, а ещё и от Запада. Поэтому вместо большой справедливости нам придётся довольствоваться малой справедливостью. То есть в обиход вводится новый термин «справедливое окончание войны». Сама же «справедливость» превращается в переменную величину, которая может меняться в большую или в меньшую сторону, но уже не всецело по воле Офиса Президента, а, в том числе, исходя из позиции Запада.
Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров в ходе заседания Совета Безопасности ООН выдвинул Западу предложение, позволяющее урегулировать конфликт на Украине: «Чтобы остановить развитие событий по негативному сценарию, мы хотим предложить для обсуждения ряд шагов, которые направлены на восстановление доверия и стабилизацию международной обстановки. Первое. Необходимо устранить раз и навсегда первопричины разразившегося кризиса в Европе. Условия установления устойчивого мира на Украине изложил Президент Путин, не буду их повторять. Политико-дипломатическое урегулирование должно сопровождаться конкретными шагами по снятию угроз Российской Федерации, исходящих с западного евро-атлантического направления. При согласовании взаимных гарантий и договорённостей придётся учитывать и новые геостратегические реалии на Евразийском континенте, где формируется общеконтинентальная архитектура подлинно равной и неделимой безопасности… мы к поиску баланса интересов готовы».

Кремль предлагает Западу урегулировать конфликт на Украине. Но делать это он согласен, только если данное политико-дипломатическое урегулирование будет сопровождаться конкретными шагами, которые обеспечат снятие угроз, исходящих для Российской Федерации с западного евро-атлантического направления. При этом Кремль "намекает" Западу, что договорённости и гарантии обязательно должны учитывать интересы Евразийских военно-экономических альянсов, членом которых с недавних пор стала Россия. По сути, это дубляж позиции Путина о необходимости реализации принципа равной и неделимой безопасности с той лишь разницей, что теперь Кремль согласен договариваться с Западом, только если будут учтены соглашения, которые Россия заключила с такими странами как Китай и КНДР. Данное заявление Лаврова свидетельствует об усилении геополитической позиции Кремля, поскольку теперь он говорит о глобальных договорённостях с Западом от имени формирующегося военно-экономического блока, готового противостоять гегемонии Запада.
Политолог Руслан Бортник: «Главная задача команды власти сейчас — оставаться безальтернативной на фоне тех пертурбаций, а возможно катастрофических политических землетрясений в Украине, которые начнутся после завершения избирательной кампании в США, которые могут начаться после завершения президентской кампании в США. Где черпать альтернативу? Где может вырасти альтернатива? Эта альтернатива может вырасти в политическом сегменте, что менее вероятно… а главное, что она может сформироваться в героической среде, среди военных».

Надвигается период политической турбулентности, когда правящая элита США может захотеть поменять курс Украины, сделав ставку на популярного военного. Чтобы этого не произошло, Офис Президента пытается стать безальтернативной силой в Украине, для чего проводит массовые кадровые чистки, выбивая из ВСУ непокорных, популярных и амбициозных военачальников. Если данная стратегия увенчается успехом, то единственным игроком, на которого можно будет сделать ставку, станет Зеленский. Создавая безальтернативное политическое пространство, Офису Президента приходится назначать не талантливых, а "ручных" военачальников и поддерживать очернительную кампанию против "генералитета" ВСУ. Такой подход ослабляет боеспособность ВСУ, но "устраняет" персон, способных возглавить военный переворот или стать политическими конкурентами Офиса Президента.
Президент Владимир Зеленский в интервью BBC прокомментировал заявление экс-президента США Дональда Трампа касательно того, что он сможет завершить войну в Украине в течение 24 часов: «Все будут счастливы, если одно лицо в мире, неважно — Дональд Трамп или кто-то другой, пусть Дональд Трамп, смогло бы остановить войну за 24 часа. Но вопрос в том, какой ценой и кто ее будет платить. Я не имею в виду, что его идея в том, чтобы заставить нас платить. Но если он хочет сделать это в течение 24 часов, простой способ — это заставить нас заплатить. Это будет означать просто, остановиться и отдать [территории — прим. ред.] и забыть. Санкции снимут, Путин получит землю, сделает из этого победу для своего общества. Мы никогда на это не пойдем, и нет никого в мире, кто может подтолкнуть нас к этому».

Может сложиться впечатление, что Зеленский категорически отказывается за счёт территориальных уступок заканчивать войну и на этом основании прийти к выводу, что цель — вернуть границы 1991 года, всё ещё в силе. На самом деле, Зеленский сформулировал для обсуждения с Западными партнёрами вариант, когда России остаются взятые ею под контроль земли, конфликт останавливается, а Офис Президента не будет в подписанном соглашении признавать, что эти земли стали неотъемлемой частью территории Российской Федерации и оставит за собой право добиваться политико-дипломатическими методами их возвращения в состав Украины. Но такой вариант нежизнеспособен, поскольку Кремль уже обозначил, что его может устроить только договор, в котором будет зафиксировано, что Херсонская, Запорожская, Донецкая и Луганская области являются территорией Российской Федерации. Это та цель-минимум, которая на данном этапе может усадить Кремль за стол переговоров, а ещё это переговорная позиция Зеленского для предстоящего телефонного разговора с Трампом. Но выбрана она иезуитски тонко. Так, чтобы Россия её обязательно отвергла, а у Трампа сложилось впечатление, что Зеленский сторонник компромисса, достижению которого своей жёсткой позицией препятствует Кремль.
HTML Embed Code:
2024/07/20 21:25:48
Back to Top